Райнер Холбе
журналист


Диалог с иным миром
(по мотивам книги "Картины из царства мертвых")



Здесь, в подвальном помещении одного типового дома, обыкновенный человек, вполне возможно, сделал главное открытие XX века, и почти никому это не интересно. И в наше время тоже не должно быть того, чего не должно быть. И наша современность имеет сложившиеся твердые научные обоснования и ясно сформулированные взгляды, хотя ни в одном другом столетии на этой Земле не было так много найдено, открыто и выдумано, как в XX веке. Тем временем умирают наши леса и реки, океаны превратились в место сброса нечистот, а над Антарктикой в защитной атмосфере образовалась дыра величиной с Соединенные Штаты. Атомные электростанции стали тихонько тикающими адскими машинами. Мы недоверчивы к религиям и их вождям, мы не верим ни политикам, ни нашим соседям. Мы не доверяем часто даже самим себе. И тут появляется пенсионер из Аахена и приносит нам возможное доказательство жизни после смерти. А поскольку мы живем в век техники, это также и техническое доказательство. Это видеопленки, на которых мы отчетливо можем видеть умерших людей, и магнитофонные ленты, на которых можно их услышать. Одна телевизионная станция показала эти доказательства, несколько газет сообщили об этом. Но ничего не произошло. Люди читают, недоверчиво улыбаются и продолжают заниматься своими повседневными делами. Ведь это сообщение должно было бы стоять на первых страницах газет и быть передано по телевидению как самая важная новость: люди, нет никакой смерти! Есть только превращение, метаморфоза. Мы не можем отговориться, что после нас хоть потоп. Пусть, дескать, наши потомки сами разберутся с тем хаосом, который мы после себя им на Земле оставляем. Почему же так мало журналистов реагировало на кадры из Аахена? Потому что они, подобно ученым естествоиспытателям, преподавателям, политикам и медикам, боятся прикосновения к области, которая не поддается ни определению, ни оценке. Вот если бы кто то открыл средство для бессмертия тела, тогда он мог бы рассчитывать на всеобщее внимание! Доказательство бессмертия души в сравнении с этим менее интересно, потому что слишком абстрактно. Вполне возможно, что факты, помещенные в этом материале, являются всего лишь грандиозной иллюзией, которая возникла в подсознании данного человека, и проявляются на магнитофонных лентах. Возможно, что он, сам не зная этого, проецирует все эти картины и голоса из своих воспоминаний? Может быть, он подключился к морфогенетическому полю, в котором, по Шелдрейку, хранится в памяти все, что когда то существовало на Земле? (Шелдрейк, Руперт (род. в 1942) английский биохимик, который своей теорией морфогенетических полей не только поставил под вопрос естественно научное мировоззрение, но и придал новый толчок парапсихологии).

Голоса из другого мира

Пожилая женщина лежит в отделении интенсивной терапии. Врач сказал ей, что она скоро умрет. Однако женщина остается спокойной, почти веселой. Она убеждена в том, что смерть не погасит ее жизнь. Она знает, что она просто «перейдет из одной комнаты в другую». Вот уже несколько лет Анна К. занимается исследованием «голосов на магнитной ленте». На ее кассетном магнитофоне записаны голоса ее умершего мужа, погибшего сына и других «существ», как она говорит. Анна К.  одна из многих тысяч людей, которые в Германии имеют контакт с феноменом паранормальных голосов, который в 1954 году случайно открыл швед Фридрих Юргенсон. Парапсихологи во всем мире уже давно зарегистрировали этот феномен, они считают, что голоса формируются экспериментаторами без их ведения из «глубины бессознательного». Со спиритическим же вариантом  что умершие дают о себе знать из сферы, которая лежит по ту сторону нашего представления о мире,  они не могут согласиться. Но именно об этом опять и опять говорят исследователи голосов на магнитофонной ленте. Только в ФРГ зарегистрировано два союза, члены которых самостоятельно и в группах делают так называемые «записи» и при этом часто достигают ошеломляющих результатов.

Председатель «Союза исследователей голосов на магнитной ленте» в городе Менхенгладбах Ганс Отто Кениг, с юных лет занимавшийся электроникой, будучи вначале скептиком, пытался разоблачить этот феномен как «технически объяснимый». Кениг с помощью различных аппаратов добился улучшения возможностей записи. В тот день он находился у постели Анны К., имея с собой обыкновенный магнитофон. Оба они хорошо знали друг друга. «Я дам знать, когда окажусь на том свете», говорит госпожа К. и улыбается. Врач согласен на эксперимент. Он знает, что жизнь его пациентки подходит к концу Осциллограф записывает волны, излучаемые мозгом. Сигнал извещает, что слабые реакции на экране перешли в прямую линию. Госпожа К. умерла. Кениг включает магнитофон. В комнате полная тишина. Впервые Кениг присутствует при смерти человека. По своему собственному желанию. Он взволнован. Исполнит ли Анна К. свое обещание, будет ли ее энергия в состоянии изменить магнитный слои на ленте так, что окажется слышен ее голос  из другого мира?

Спустя полчаса Кениг останавливает магнитофон и перематывает ленту. Потом нажимает на кнопку воспроизведения и напряженно вслушивается в звуки. Проходит время. Примерно через 10 минут слышится короткий шепот. У Кенига, однако, имеются навыки в прослушивании паранормальных сигналов. Он прокручивает пленку назад, вслушивается несколько раз. Он зовет врача и медсестер, которые этим тоже интересовались. Ежедневно они имеют дело с умирающими. Но сущность смерти все таки не постигли. Многие верят, что должна быть бессмертная душа. Сейчас они отчетливо слышат голос, который, как считают, принадлежит умершей Анне К.: «Я вижу мое тело». Кениг прослушивает ленту дальше. Безрезультатно. Позже он пытался не раз с помощью различных технических средств установить контакт с Анной К., которая при жизни, по ее утверждению, сама имела успешные контакты с другими плоскостями существования. Спиритисты словам «я вижу мое тело» почти не удивляются. Не только в древних «Книгах мертвых» Египта и Тибета, но также и в записях многих современных врачей имеются высказывания реанимированных людей, которые были клинически мертвы и вновь возвратились к жизни. Эти свидетельства схожи: умирающий человек расстается са своим телом, он видит самого себя «с высоты». Без волнения наблюдает он за усилиями врачей, пока не возникает что то наподобие ощущения «засасывания», и его затягивает через темный тун нель. В течение этого времени перед ним проносится вся его жизнь  невероятно быстро, но тем не менее отчетливо и спокойно. У всех переживших клиническую смерть людей наблюдается впоследствии связанное с этим переживанием глобальное изменение: у них нет больше никакого страха перед смертью. Их жизнь становится более свободной и менее отягченной, после того как они побывали на пороге другой, эмпирической сферы. Многие из них начинают воссоздавать пережитое ими и рисуют необычайно красивые картины, некоторые описывают это в книгах. Швейцарский архитектор Штефан фон Янкович ушел из профессиональной деятельности, после того как пережил тяжелую автомобильную катастрофу и при этом испытал «удивительные мгновения». В книгах и во время устных выступлений он хочет избавить своих современников от страха перед телесной кончиной.

Многие медики объясняют эти предсмертные переживания внутренними изменениями мозга. В ситуациях, опасных для жизни, организм вырабатывает гормоны, которые, подобно морфию, вызывают галлюцинации и, таким образом, умирающий не осознает безнадежность своего состояния. Главным аргументом против людей, по разному верящих в потустороннюю жизнь, является также то, что реанимированные пациенты все таки никогда не бывают «совсем мертвыми» и что до сих пор нет свидетельств из «другого мира», поддающихся проверке.

Исследователи голосов выдвигают в качестве возражения то, что на их лентах и кассетах имеются сотни доказательств, могущих быть использованными для подтверждения жизни после смерти. Между тем очевидна эволюция паранормальных голосов. Если еще несколько лет тому назад экспериментаторы бывали рады уже тому, что при прослушивании своих лент они обнаруживали своего рода «дыхание», которое можно было трактовать по разному, то сейчас можно уже отчетливо услышать различимые шепчущие голоса. Часто на лентах появляются даже записи, которые слышны так ясно, словно с вами говорят по телефону из за океана.

Ни высшая техническая школа, ни физический институт до сего времени этим феноменом не заинтересовались. Наука не признает результат, если эксперимент не подтвержден многократно в лабораторных условиях. Но как раз с голосами на магнитных пленках дело обстоит иначе. Опыт последних десятилетий показал, что технически совершенные приборы существенно помогают таким экспериментам.

Профессор из Майнца, доктор Эрнст Зенковски, критически наблюдал за деятельностью исследователей голосов в Германии, Италии и Соединенных Штатах до тех пор, пока сам как экспериментатор не достиг положительных результатов. С этого времени он занят созданием модели мышления, призванной найти место этим феноменам в рациональном мировоззрении.

Интересно то, что эти отдельные паранормальные высказывания на магнитных лентах адресованы всегда точно экспериментатору, то есть «собеседнику в мире земном». Иногда называются ласкательные имена или прозвища умерших, с помощью которых они, вероятно, хотят быть узнанными своими «визави», иногда даже можно услышать то или другое крепкое словцо. Но вновь и вновь приходит в различных вариантах высказывание: «мы живем» или «мертвые живы».

Над усовершенствованием этих контактов и работает Кениг, который сконструировал генератор и своим «потусторонним собеседникам» предлагает на выбор в качестве «исходного материала» инфракрасное излучение или ультразвук. В одной привлекшей всеобщее внимание прямой передаче по каналу RTL PLUS был представлен этот аппарат. После примерно десятиминутного напряженного прослушивания можно было различить несколько потусторонних голосов. Так, появился молодой девичий голос, назвавший себя «Аня», которую Кениг считает своим «связным на том свете». Аня жила неподалеку от него и в 16 лет разбилась, катаясь на мопеде. Он ее в то время, правда, не знал. «Помощницу при контактах» можно было услышать через несколько минут. Целью эксперимента было желание фрау Дины Телке установить связь со своим погибшим в восемнадцать лет сыном Франком. Действительно, примерно через 35 минут после начала эксперимента был услышан монотонный голос: «Алло, Динхен». Госпожа Телке закрыла лицо руками. Она узнала своего сына Франка, который при жизни чаще всего называл ее «Динхен». Следом за этим было услышано также шепотом произнесенное прозвище «Франки бой». Так Франк Телке называл себя. Паранормальные голоса часто пользуются удивительной для нас грамматикой и странной, отрывистой манерой говорить. «Это мысли, преобразованные в звук,  говорит профессор Зенковски.  Мыслительные процессы живых людей тоже ведь протекают не в готовых для печати выражениях» Одну из таких передач услышал Клаус Шрайбер. С этого момента жизнь его потекла совсем по иному.

Привет от умершего друга

Клаус Шрайбер - жизнерадостный человек. Когда - то он учился шорному ремеслу, позже был техническим контролером противопожарных установок. В возрасте 59 лет окружной врач отправил его на пенсию. Веселый характер не уберег Шрайбера от телесных недугов: суставы были деформированы, его мучил артрит, бронхи тоже доставляли ему много неприятностей. Как то довольно быстро примирился с жизнью на пенсии. У него ведь была жена Агнес, дети и небольшой дом на окраине Аахена. Просторное подвальное помещение он оборудовал под комнату для вечеринок. В ней развешены сверкающие гирлянды, над баром вращается хрустальный шар, который освещен лучами юпитера. Здесь Шрайбер регулярно встречался со своими собратьями по застолью, соседями и друзьями школьных лет. В тот вечер весной 1982 года все было, как обычно. Кто то из гостей между прочим рассказывает о «Невероятных историях», которые он утром слышал по радио. Речь зашла о голосах из потустороннегомира, сигналах из других измерений. Клаус Шрайбер тоже слышал эту передачу. Как всегда, возникла горячая дискуссия. «Все это бред, говорили одни.  Смерть есть смерть. И не помогут никакие пилюли». Другие возражали.  Давайте попробуем,  предложил Клаус Шрайбер.  У меня туг есть магнитофон и чистая кассета. Это, должно быть, совсем просто  вызвать мертвых!"

Но кто мог бы стать собеседником в потустороннем мире?  Петер,  предложил кто то из компании. Ему, должно быть, и без того кисло, что он не с нами сегодня! Петер Ш. был кровельщиком и несколько недель назад умер после операции. Друзья называли его с ласковой насмешкой «Капитан Кепеника», потому что он немного криво ходил (Самозванный капитан из Кепеника, арестовавший в 1906 году бургомистра берлинского пригорода Кепеник, сейчас район Берлина). В баре наступила тишина, когда Клаус Шрайбер включил магнитофон.  Алло, Петер! Где ты? Иди, выпей с нами рюмочку!  сказал он, и мурашки побежали по коже остальных. Все молчали. Магнитофон записывал. В комнате было тихо. Примерно через десять минут Шрайбер остановил запись и перемотал пленку. Друзья в напряжении прослушивали запись.

«Алло, Петер! Где ты? Иди, выпей с нами рюмочку!»  отчетливо услышали они голос Клауса Шрайбера. Потом был слышан только легкий шорох и время от времени шум, доносившийся с улицы. Шрайбер был разочарован и хотел уже выключить запись, но тут все услышали возглас: «Привет, друзья!» Все остолбенели. Можно было безошибочно узнать голос их друга и его сильный аахенский акцент. Шрайбер позвал свою жену Агнес. Она не могла поверить своим ушам. Это был действительно голос Петера. В тот день было уже не до разговоров на вечеринке у Клауса Шрайбера. Веселое настроение улетучилось, друзья быстро распрощались. Многие из них с тех пор не заходили. Веселых праздников здесь больше не бывает. «Я стал одиноким человеком,  говорит Шрайбер.  Но моя жизнь приобрела другой смысл. Я знаю, что со смертью жизнь не кончается. И еще я знаю, что все мои близкие счастливы в потустороннем мире!» Тем временем Шрайбер оборудовал небольшую комнату рядом со своим баром на Лортцингштрассе как лабораторию, в которой соединены в единую цепь магнитофоны, телевизоры и  видеомагнитофоны. На полках сложены ленты и кассеты с паранормальными посланиями, большинство из которых Шрайбер запротоколировал и соответствующим образом систематизировал.

«Я могу заорать на весь мир!»

После того весеннего вечера в подвальном помещении Клаус Шрайбер увлечен возможностью входить в контакт с «существами» из других сфер бытия. Эксперименты начинались с одним простым кассетным магнитофоном. Вначале Шрайбер пришел в замешательство, когда при прослушивании лент различил голос своей умершей дочери Карин, которая себя назвала «Каринхен», как ее в детстве всегда называл отец. «Это хорошо, я живу»,  сказала она. Ее мать Гертруду тоже можно услышать на пленке. «Все здесь живут»,  сказала она однажды. Паранормальные голоса Клауса Шрайбера похожи на сообщения, которые тысячами имеются повсюду в мире: это короткие, часто бессвязные слова, для посторонних имеющие большей частью банальное содержание. Скорбящие родственники умершего узнают по совершенно определенным выражениям и словам клише, что речь идет именно о контакте с их умершими близкими людьми. Так, Клауса Шрайбера все «умершие родственники» называли «Клейсхен» или же на аахенском диалекте «Клесье». Несколько примеров из более ста потусторонних голосов, которые Шрайбер собрал в своем архиве.

Высказывания его дочери Карин:

«Карин с Клаусом. Хорошо. Просто отлично, как никогда прежде!»
«Мы  электрическое воплощение».
«У Карин было заражение крови. А врачи слишком глупые».

В последнем предложении Карин явно намекает на причину ее смерти, заражение крови, которое лечащими врачами не было вовремя выявлено и привело, в конце концов, к медленной смерти

В 22 года умерший сын Роберт тоже вспоминает о своей смерти. Роберт сообщает:

«Потому что я не мог уже дышать!»
«С меня соскочили домашние туфли…»

Когда Роберт был найден мертвым, его домашние туфли лежали на расстоянии нескольких метров от тела.

Были также ссылки на отсутствующих во время контакта друзей:

«Альфонс должен больше добиваться со своей командой. Он работает на полную катушку…»
«Альфонс народный социалист…»
«Мы всюду там приходим…»

Кто ожидает торжественных реляций из предполагаемых небесных сфер, бывает разочарован порой грубым юмором «потусторонних собеседников». Так, Шрайбер долго пытался установить контакт со своим отцом Робертом, умершим в 1963 году. Когда Клаус поверил, что, наконец, может слышать отца на магнитной ленте, он попросил его дать какое нибудь более ясное свидетельство. На что получил грубо сформулированный ответ:

«Я могу и на весь мир заорать…»

Через минуту отец примирительно добавил:

«Ты, Клаус, получишь потом котлету. Прямо с огонька »

Различные «методы записи» разъяснены в имеющейся обширной специальной литературе. Кроме того, по всей Германии имеются рабочие группы, всегда готовые познакомить интересующихся с методами работы исследователей голосов. Интересно, что группы самопомощи родителей, дети которых внезапно умерли, тоже применяют этот метод. Часто это единственная терапия, помогающая пережить смерть ребенка. Клаус Шрайбер пользуется для своих «записей» главным образом так называемыми волнами Юргенсона. Он устанавливает коротковолновый приемник так, что из динамика доносятся только шумы или временами голоса на чужом языке. Тогда он включает свой магнитофон на запись. Микрофон принимает только доносящиеся из динамика шумы. Шрайбер говорит при этом со своими «потусторонними друзьями», называя их по именам, и просит отозваться. Часто бывает даже достаточно напряженно думать об умерших.

Примерно через 20 минут Шрайбер прослушивает ленту и переписывает паранормальные голоса, если они имеются, на второй кассетный магнитофон. Если ему не удается обнаружить никаких голосов, он часто проигрывает ленты медленнее или даже перематывает.

Для того чтобы избежать ошибочной трактовки путем подмены трезвой оценки действительности на желаемое, Шрайбер копирует высказывания трижды подряд. Только в том случае, если несколько лиц, не присутствующих при записи, опознали голоса, Шрайбер сохраняет материал в своем архиве. К маю 1984 года у него уже была коллекция из сотен хорошо понятных сообщении.

С тех пор как Шрайбер сосредоточился на занятиях с «трансцендентными явлениями», изменился круг его друзей. «К тому же эти голоса так же реальны, как мы сами,  объясняет он.  Материальный и нематериальный миры отличаются только разными плоскостями колебании. Если корабль выплывает в море, мы можем его спустя какое то время не видеть, потому что он исчез за горизонтом. Несмотря на это, он продолжает существовать. Никто не станет отрицать существование радиоволн. Они есть, нам нужен только аппарат, чтобы сделать их слышимыми. Или где находятся звезды днем? Они существуют. Только мы не можем их видеть, потому что солнце светит ярче, чем они. То же самое и с потусторонними существами. Они есть. Мы не можем их потрогать, но мы можем их слышать!» Шрайбер не стал религиозным мистиком и о церкви он особенно не задумывается. «Бог не только в храме,  говорит он.  Его находят всюду, где ищут!» Однажды осенью 1986 года Клауса Шрайбера разыскала Катарина К., женщина в возрасте 51 года, жившая тоже в Аахене. Она была больна лейкемией и знала, что ей осталось недолго жить. Шрайбер рассказал ей о своей работе с голосами, и Катарина покинула его дом успокоенная. «У меня даже было чувство, что она интересовалась этими опытами, чтобы самой попытаться их проделать»,  вспоминает Шрайбер.

Когда вскоре после ее смерти безутешные муж и сын позвонили в дверь Шрайбера, оба они были настроены скептически. И все таки цеплялись за эту для них непостижимую надежду получить «знак жизни» от умершей. Когда Шрайбер включил свою аппаратуру и вскоре после этого стал прослушивать ленту, зазвучал узнаваемый голос: «Это Катарина». Спустя два года после первых «записей» Шрайбер получает паранормальное сообщение  «Телевидение». Дочь Карин была точнее: «Мы придем через телевидение». Другие экспериментаторы тоже, должно быть, в это время снова и снова слышали слова «телевидение», «телевизор», «экран».

Из своего летнего дома в Швеции отозвался старейшина исследователей «голосов» Фридрих Юргенсон сообщением, что недолго ждать того времени, когда умерших можно будет сделать не только слышимыми, но и видимыми. Клаус Шрайбер после этого известия сидел перед экраном и внимательно следил, не появится ли в текущих передачах на мгновение образ коголибо из его потусторонних друзей. Он просматривал свободные частотные каналы в поисках визуальных паранормальных сигналов и проводил целые ночи перед мерцающим экраном. Совершенно измученный, он обратился через «запись» к своему невидимому собеседнику. Это была опять дочь Карин, которая наконец назвала нужное слово: «Видео». Клаус Шрайбер купил видеомагнитофон и маленькую видеокассету…

Программа из потустороннего мира?

В доме Шрайбера на полках стоит немного книг, газеты он только просматривает. Радио и телевидение нужны ему для приема и передачи сообщений. Шрайбер принадлежит к числу людей, которые вслушиваются в себя. Он толком не знает, что означает слово «медитация», но занимается такого рода самопознанием каждую минуту своей жизни. Для многих людей он стал чудаком.

Такая сложная конструкция, как наше тело, не может после смерти так просто разложиться, не оставив после себя никаких следов. Не может быть случайностью, что именно я  Клаус Шрайбер. И кто вообще этот "Я"?

На свой вопрос Клаус Шрайбер в кирхе никакого удовлетворяющего ответа не получил. Занятия с голосами открыли ему дверь в другую действительность. Даже если эти высказывания внешне банальны и лишены какой либо философской ценности. Для Шрайбера важен тот факт, что они есть.

Наверняка мои умершие близкие не находятся в некоем раю, не перебирают струны арфы и не питаются манной. Они среди нас, в другой плоскости колебания, в их собственном, потусторонне духовном мире,  говорит он. Шрайбер, собственно, давно находится в той стадии, когда он больше не нуждается в технических доказательствах дальнейшей жизни духа.  Мне больше не нужны никакие голоса на магнитной ленте, чтобы говорить с моими умершими. Но я был всегда самоучкой и любителем что то мастерить, и связь с другими плоскостями сознания является для меня вызовом,  объясняет он.

Итак, он закрепил видеокамеру на штативе в своей студии в подвале дома, подключил видеомагнитофон и планомерно  метр за метром снимал это помещение. Ведь вполне возможно, что духи просто сидели невидимыми в большом кресле, перемещались по стенам или даже висели на потолке. Но как бы часто ни просматривал Шрайбер отснятые кадры, он всегда обнаруживал только кресло, потолок и голые стены. Никаких следов паранормальных явлений на экране.

Через свой кассетный магнитофон он ждал технической помощи Оттуда. И однажды он действительно услышал женский голос, который произнес слово «зеркало». Сейчас Шрайбер считает, что его умершая дочь Карин дала ему этот совет, который он в первый момент не знал, как истолковать. Напряженно думал он о том, что это могло бы означать.

Зеркало? Речь могла идти только о зеркальном отражении, которое можно получить, если камеру направить на экран,  объясняет Шрайбер.  Камера фотографирует в известном смысле самое себя и воспроизводит изображение на матовый телевизионный экран, который опять снимается становящейся все меньше камерой. Этот эффект современный американский физик Дуглас Р. Хофстэтер описывает как связанный с самим собой экран и как параболу для бесконечности «Это несколько одна в другую вложенных копий самого телеэкрана, которые становятся все меньше…» В зависимости от расположения камеры возникает все уменьшающийся коридор, выплывают спирали, улиткообразные чудовища и пульсирующие галактики. Клаус Шрайбер становится со своей аппаратурой создателем вращающегося искусственного мира.

Только напрасно ищет он своих потусторонних друзей. Дни проходят. Он поднимается наверх только на обед и послеобеденный сон. Часто до поздней ночи сидит перед своими аппаратами. Его глаза регистрируют расплывчатые силуэты; фигуры на экране начинают приобретать лица. Но всегда, когда Шрайбер просматривает для контроля видеопленку, только что увиденные фигуры кажутся творениями фантазии переутомленного мозга Однажды Шрайбер выключил монитор и попробовал с помощью кассетного магнитофона установить контакт с голосами. Неизвестные собеседники словно ждали этого момента, и он услышал призывы: «Клаус, мы придем в телевизор» и «Мы придем на видео». До сих пор хранит Шрайбер в своем аудио архиве кассеты со следующими высказываниями:

«Видео  это техника».
«Клаус, запиши видео».
«Мы здесь. Покажи видео на телевизор».
«Пустой канал».

Ничего не происходило. Потом из полос и туманностей телеизображений сформировался шар  структура необычайной красоты. Шрайбер назвал этот объект «красной планетой». В тот же вечер опять пришло сообщение через голос на магнитной ленте. «Не в цвете!»

Шрайбер уверен, что можно было узнать его дочь Карин. Позже этот же голос сказал более конкретно. «Приду не в цвете, а в черно белом; иначе ты нас не узнаешь!»

Так руководили мной мои потусторонние друзья, словно маленьким ребенком, которого учат ходить. Шаг за шагом дело продвигалось вперед, и я был уверен, что когда нибудь все получится! Шрайбер поставил камеру и телевизор на работу в черно белом режиме.

Однажды зимним днем удается прорыв. На экране появляется маленькая белая точка, которая не изменяется. Через магнитофон Шрайбер слышит указание. «Теперь ты должен попытаться!» Шрайбер уверяет, что в слабом мерцающем свете за долю секунды можно было различить изображение. Снова приходит указание из магнитофона: «Остановить кадр!» Шрайбер прокручивает назад видеопленку, нажимает на кнопку «стоп». Он отчетливо различает портрет женщины. В тот же день Клаус Шрайбер покупает второй видеомагнитофон. Он пенсионер, и такую покупку ему трудно одолеть. Но ему нужна эта аппаратура, чтобы копировать вновь и вновь этот кадр, чтобы в конце концов одно и то же изображение видеть в течение минуты. Это Карин. Ясно узнает он черты лица дочери, умершей в 18 лет. Она одета, очевидно, в черную блузку и белую юбку и смотрит, слегка наклонив голову, через левое плечо. Изображение не двигается. Ведь оно выплывает на видеопленке на очень короткое время. Клаус Шрайбер плачет. Он получил сигнал из другого мира. Собственными глазами он мог видеть, что его любимая дочь не исчезла во все проглатывающей вечности. Карин стала первым в мире человеком, который, по мнению Шрайбера, пришел из неизведанного потустороннего мира и стал видим на экране.

Роза зимой

Клаус Шрайбер между тем научился осваивать и другие паранормальные явления, происходящие вокруг. Когда в конце ноября 1985 года этнолог доктор Вальтер Франк по телевизионному каналу RTL PLUS в передаче «Невероятные истории» показал способ «сгибания ложек», Шрайбер без труда изогнул дома почти все семейные столовые приборы. Ножи, вилки и ложки были в его руках словно резиновые. Наконец, он снял подкову со стены, которая была там прикреплена на счастье. Без усилий он смог свести вместе оба конца.

Этот эксперимент, представленный в телепередаче как эффект психокинеза, должен был разъяснить зрителям, что после соответствующей медитативной подготовки можно силой своей мысли воздействовать на материю.

Пятого декабря 1985 года Шрайбер получил через магнитную ленту отчетливо слышимое сообщение дочери Карин: «Папа, посмотри в окно. Тебе подарок от меня!» Шрайбер и его жена Агнес пошли в сад. На розовом кусте распустился красивый темно красный цветок. Соседи и друзья были свидетелями этого ботанического чуда. На второй день рождественских праздников цветок вдруг завял. Еще одно происшествие Клаус Шрайбер не может себе объяснить. Однажды во время своих опытов с видеокамерами, делая запись на магнитофонную ленту, он получил указание "Применять кнопку «стоп»! Его видеоаппарат имеет такую клавишу, позволяющую рассматривать отдельные кадры. Недостаток его состоит в том, что спустя короткое время кадр «опрокидывается».

А до этого, в рождественский сочельник 1985 года, Клаус Шрайбер вошел в сарай во дворе, где хранил садовый инвентарь. Он увидел, что на столе лежит штекер, так называемый компьютерный стабилизатор, который был рекомендован ему «потусторонними» собеседниками в качестве стоп переключателя. Кто доставил эту деталь в сарай, остается до сих пор неясным.

Счастливым событием была для Шрайбера также встреча с инженером из Аахена Мартином Венцелем, который вначале наблюдал процессы в подвале его дома с большим недоверием. Профессионал компьютершик тем не менее быстро понял, что эти феномены технически необъяснимы. С тех пор Венцель поддерживает своего нового друга не только советами. Вместе они смастерили дополнительные детали, чтобы улучшить прием паранормальных изображений и голосов. Карин Шрайбер, умершая дочь, стала своеобразным посредником, дающим хорошие советы и побуждающим к дальнейшей работе. Шрайбер говорит: «Я уверен, что благодаря Карин почти все мои умершие родственники со временем стали видимыми на экране».

Так появилось изображение Гертруды  первой жены Шрайбера, которая в 1960 году после рождения Карин умерла от эмболии. Появляется мать Шрайбера, которая умерла в возрасте 81 года. В видеокадре она сидит, закинув ногу на ногу, на скамейке, на ней очки, и показывает она себя приблизительно 60 летней женщиной. Клаус Шрайбер рассказывает: "Конечно, наши умершие близкие выглядят в потустороннем мире не так, как они представляют себя в видеокадрах. Они ведь духи, лишенные материальных тел. Я предполагаю, что они берут с собой в потусторонний мир свое астральное тело, которым мы здесь на земле тоже окружены. Это астральное тело является оболочкой для нашего сознания, для нашей неизменяющейся души. Для того чтобы мы могли своих умерших родных слышать и видеть, они проецируют голоса и изображения на магнитные ленты с помощью их энергии. Они формируют при этом свои портреты такими, как они выглядели в жизни!" С помощью такого возможного объяснения этого феномена Шрайбер формулирует вывод, который охотно используют также спиритисты и эзотерики: потусторонний мир есть проекция духа. Каждый человек, который «переходит на ту сторону», сам формирует при этом свою новую сферу сознания.

После матери Шрайбера появился также отец Роберт Шрайбер, который умер в 1963 году в возрасте 65 лет и который вначале явно был против видеоконтактов. На магнитофонной ленте Клаус слышал не раз ответ: «Я приду лучше на звуковую дорожку!» Напротив, смеющимся представил себя Роберт Шрайбер младший, который умер при трагических обстоятельствах, когда ему был 21 год. Сестра Шрайбера Мария Боутен тоже появилась после того, как ее паранормальный голос уведомил: «Я приду к тебе, Клаус, на экран». Ее муж Генрих Боутен появился спустя некоторое время. После смерти жены Марии он по кончил с собой, потому что этот человек, тяжело пострадавший во время воины, стал совершенно беспомощным. Он виден на видеокадрах в трех различных позах На одном кадре он, кажется, даже показывает язык.

Вскоре Клаус Шраибер слышит на своих лентах сообщение: «Эти изображения  для всех!» Шраибер фотографирует с экрана людей, появившихся из других плоскостей сознания. На ежегодно проводимых в Базеле "Пси-днях" -  международном мероприятии для интересующихся парапсихологией  мы получаем возможность увидеть эти первые фотографии. Три дня спустя мы передаем репортаж о "Пси-днях" и показываем  впервые в мире  снимки, полученные паранормальным образом. Неделей позже я вместе с коллегами в течение двух недель наблюдал в подвале дома в Аахене опыты Клауса Шрайбера. Он предлагает нам с помощью его аппаратуры установить контакт с нашими умершими друзьями или родственниками. Безуспешно.

Зато появляется отчетливо видимая умершая дочь Шрайбера Карин. Выплывают также и другие лица, но их не знает никто из присутствующих. Наша попытка записи на звуковую ленту тоже не принесла результата. Между тем бульварные газеты публикуют сообщения под заголовком: «Мертвые показывают себя по телевидению». Журналисты просят Шрайбера «на бис» пригласить недавно умершего актера Вольфганга Килинга на телеэкран, так сказать, на прямую передачу с того света. Попытка сделать запись на магнитофонную ленту приносит следующее довольно непонятное высказывание «Я живу в этой кровати и мечтаю. Приходите завтра, Клаус!»

В самом деле, на следующий день в правом нижнем углу экрана появляется голова, имеющая сходство с актером Килингом. По желанию редакции одной газеты, бывшая жена Килинга Гизела Улен просит незнакомого ей Клауса Шрайбера узнать в потустороннем мире, что произошло между Килингом и Улен в рождественский день 1954 года. По сообщению Клауса Шрайбера, ответ действительно пришел и уводит так глубоко в интимную сферу этой пары, что он не захотел делать этот ответ достоянием общественности. В феврале 1986 года Шрайбер демонстрирует в прямой передаче цикла «Необыкновенных историй» из телестудии Люксембурга свои методы и показывает полученные им паранормальные записи.

Во время передачи Шрайбер просит зрителей, интересующихся и наделенных способностями медиума, повторить его эксперименты, чтобы эти занятия не были привилегией только одного человека. Шраибер рассказывает: «Я устанавливаю видеокамеру на расстоянии двух или трех метров от экрана. Потом подключаю телевизор к выходу видеомагнитофона сверхвысокой частоты (СВЧ), так что при перезаписи пленки я получаю хорошее изображение. Запись должна производиться только в черно белом варианте, чтобы контуры не расплывались. Затем соединяю камеру с видеомагнитофоном через вход подсоединение камеры, направляю камеру на экран и включаю видеорекордер!». Шрайбер ни разу не упомянул об атмосфере, которая должна царить при таком эксперименте. Оккультисты, должно быть, разочарованы, что перед этим не предлагалось зажигать свечи или наполнить помещение запахом ладана. «Тем не менее дело не обходится без обязательной настройки экспериментатора и его преисполненной любви готовности встретить умершего с искренним интересом»,  поясняет физик, профессор Эрнст Зенковски, который присутствовал на этой передаче. Шрайбер продолжает: «Мой подключенный телевизор работает во время опыта в известной степени как монитор. Камера должна быть направлена точно на телеэкран, она видит на экране в зеркальном отражении только себя. Теперь я включаю видеомагнитофон на запись, причем объектив кинокамеры должен быть направлен на монитор. Помещение не должно быть слишком темным. Наоборот, хорошо оправдал себя свет, падающий с противоположной стороны  например, люминесцентные трубки, которые помещаются за телевизором. Тогда я с большим терпением наблюдаю чистый экран и жду изменений. Если появляются блики или быстро исчезающие светлые точки, я замечаю показания счетчика ленты видеомагнитофона. При просмотре я смогу тогда найти именно это место!»

Если при воспроизведении Шрайбер замечает появление полос или даже «паранормальные отражения», он переносит эти фрагменты на второй видеомагнитофон, причем держит нажатой клавишу «стоп кадр» первого видеомагнитофона и получает при этом кадр своей записи любой продолжительности. Тогда этот материал переписывается на третий видеомагнитофон и затем просматривается путем включения каждого отдельного кадра. Иногда это занимает несколько дней, до тех пор пока не получается паранормальное изображение. Для пятиминутной продолжительности записи он должен получить 7500 отдельных кадров. При этом пленки и аппаратура сильно изнашиваются. Манфред Каге, руководитель института научной фотографии, находящегося в замке Вайсенштайн, предлагает пенсионеру Шрайберу для опытов свою комплектную профессиональную телевизионную технику, чтобы улучшить качество снимков. Но Каге тоже убежден в том, что прекрасная техника одна не гарантирует желаемого успеха, если не подключаются медиумические способности экспериментатора. Шрайбер хочет принять предложение Каге. Тем временем он работает как одержимый в своей маленькой лаборатории. И тем не менее подвергается нападкам со стороны людей, которые подозревают его в обмане и самообмане. Главным аргументом его противников является то, что Шрайбер, вероятно, поддается стремлению выдать желаемое за действительное, и это затем проявляется на видеопленках.

Шрайбер объясняет: «Даже если я мог вызвать эти кадры бессознательно силой моей мысли, все равно это остается феноменом!» Против такого психокинетического толкования он выдвигает аргумент, что на его видеоматериале появлялись также лица людей, которых он никогда прежде не видел. Ему представляют контрдовод: лица таких людей, как Вольфганг Килинг, Роми Шнайдер, Курт Юргенс или Людвиг II, он все таки хранил в своем подсознании.

Шрайбер возражает, что он получает не только изображения этих лиц, но также и сопровождающие голоса через магнитофон. Он считает полной бессмыслицей аргументы, что находится якобы под сильным воздействием горя, и именно поэтому в тенях на своем экране он старается узнать лица своих родственников.  В конце концов, каждый может опознать все эти отчетливые изображения и сравнить паранормальные портреты с фотографиями, которые были сделаны с моих родных при их жизни,  говорит Шрайбер. Последнее возражение противников Шрайбера  это аргумент, что при получении так называемых паранормальных кадров речь идет о сверхнормальной дальности действия телевизионных передатчиков, как их мог бы наблюдать каждый, кто переключит свой телевизор на пустой канал и тогда в «снегу» телекадров вдруг может увидеть, как появляются движущиеся тени. Шрайбер говорит: «Изображения, которые я получаю, неподвижны. Как фотографии. Силуэты не двигаются. Если бы это была сверхнормальная дальность действия, тогда должен был бы наблюдаться постоянный процесс движения!» Одно исключение, однако, остается неупомянутым. При первом появлении умершей дочери Карин можно было заметить процесс развития: она двигает левой рукой, слегка наклоняет голову и делает ясно видимый поворот. Между тем американский журнал «Weekly World News» под заголовком «Dead spirits appear on TV» («Духи умерших появляются на ТВ») опубликовал подробную статью об аахенском феномене, различные немецкие журналы также осветили работу Шраибера. Профессор Ганс Бендер из института смежных наук г. Фрайбурга был со своим сотрудником в подвальной студии в Аахене. Он просил Шрайбера в дальнейшем давать ему материалы, но считает «потустороннее происхождение» этих видеокадров «недоказуемым и неубедительным». Тем не менее он особо подчеркнул, что не увидел ни малейшего намека на умышленную подделку.

Несчастный случай ночью

Фридрих Герман из Ханау был осторожным водителем, его железным правилом было: ни глотка алкоголя, если он должен сесть за руль. Но именно он и его молодая жена Уте субботней ночью недалеко от Бат Орба в Шпессарте стали жертвами пьяного водителя. На прямой улице встречный автомобиль неожиданно отклонился от проезжей полосы и столкнулся в лоб с машиной молодоженов. Это случилось 15 июня 1980 года, прошла всего неделя, как они поженились. Оба тут же погибли, водитель  виновник несчастья тоже не выжил. Родители Фридриха получили печальную весть в Обераммергау, где они проводили отпуск. Несколько месяцев они были словно парализованные. Обычный ритм жизни был нарушен. Фрау Герман читала книги о смерти, о смысле жизни и о чудесных явлениях после ухода. Так ей попала в руки книга Хильдегард Шефер «Голоса из другого мира». После ее прочтения состоялась встреча с писательницей в Ашаффенбурге, куда фрау Герман поехала вместе со своей подругой, которая тоже потеряла своего ребенка. Фрау Шэфер рассказала обеим женщинам о сущности и истории феномена голосов. Напряженно следили они за первым экспериментом. Неотчетливо прозвучало предложение. «Мы висим у вас на шее», фрау Герман не нужно было долго гадать. Она носила амулет с фотографиями сына и невестки. Паранормальный голос, несомненно, обращался к ней.

Фрау Герман немедленно купила кассетный магнитофон, и ее записи сразу же оказались успешными. Откуда бы они ни приходили. Фрау Герман, во всяком случае, твердо убеждена, что ее собеседниками являются ее умершие родные, тела которых погребены в могилах, а дух продолжает существовать в других измерениях. «Мой сын сказал мне много важного для нас, живущих,  сообщает фрау Герман.  Так, однажды было передано: «Мы не любим грусти». Этим он хочет сказать, что не надо слишком долго печалиться об умерших, потому что они иначе не могут освободиться от этого бренного мира. Предложение «Мама, здесь мы тоже увидимся» ясно указывает на то, что в других сферах происходят встречи с людьми из одинаковых плоскостей колебании!» Фридрих, который после военной службы изучал экономику промышленных предприятий и получил диплом специалиста в этой области, погиб в возрасте 26 лет. Его жена Уте была на два года моложе. С удивлением воспринимала его мать высказывание, которое в разных вариациях приходило снова и снова: «Вы сможете нас скоро увидеть!» Во время одной встречи с друзьями, которые занимаются записями потусторонних голосов, она увидела паранормальные фотографии, сделанные Клаусом Шрайбером, и тотчас узнала в одном «неизвестном» своего сына Фридриха. Для родственников также было ясно, что тот показал себя паранормальным способом. «Когда я, сияющая от радости, позвонила Шрайберу, он сказал мне, что получил этот кадр при одной из первых записей, рассказывает фрау Герман.  Шрайбер никогда в жизни не видел моего сына. Следовательно, исключается подлог».

Появляются известные люди

Нередко бывает, что у Клауса Шрайбера из «того мира» появляются на экране знаменитые личности. Шрайбер находит такие свидания совсем не удивительными: «Ведь при жизни этих людей можно было постоянно видеть по телевидению. Они были, следовательно, с этим средством коммуникации хорошо знакомы». Но это распространяется только на духов, которые остаются в астральном пространстве, возражают оккультисты. Ментально более развитые существа достигают после своей смерти таких сфер, из которых связь с землей больше невозможна. Может быть, это ответ на вопрос, почему так часто невозможно установить контакт с совершенно конкретными умершими? Исследователи голосов в разных странах убеждаются на опыте, что некоторые умершие откликаются сразу, другие же никогда. Эзотерики используют для объяснения этого феномена теорию реинкарнации. Есть духи, которые никогда уже не будут рождены вновь. Для других длятся сотни земных лет, пока они опять воплотятся, третьи сразу же после их смерти возвращаются в мир в новорожденном ребенке. Закон реинкарнации совершается по правилам, непостижимым для нас. Актер Вольфганг Килинг, по словам Шрайбера, вскоре после смерти откликнулся на магнитной ленте. В этом случае связь опять состоялась через умершую дочь Карин, помогающую при контактах. Спириты, которые имеют опыт связи с другими сферами, заявляют о своих сомнениях. Они рассказывают о так называемых насмешниках или издевающихся духах, которым доставляет удовольствие мешать контактам между сферами. Это наверняка не Килинг, если кто то и называет себя этим именем. Такое объяснение звучит странно, но оно приводится здесь ради полноты освещения темы.

Вот записи хорошо различимых голосов, причем остается неясным, действительно ли речь идет об умершем актере. Женщина: «Что-то еще рано!» Мужчина: «Возьми этого мужчину сюда!» Женщина: «Он еще у господина доктора!» Мужчина: «Клаус, это Килинг!» «Моя дочь едет в Индию!» «Клаус, этот счет красный!» «Мы хотим появиться на телевидении!» «Курить вредно  уже давно известно!» «Этот Клаус не только любопытный…» «…и всего хорошего, голубчик…» «Мы хотим умереть спокойно…» Высказывания, подобные приведенным здесь, касаются часто личной жизни людей, с которыми установлен контакт, и только ими могут быть истолкованы или объяснены. Примечателен фрагмент этой записи, в котором явно говорится об умирании. Приведенные цитаты Клаус Шрайбер однозначно приписыва ет актеру Вольфгангу Килингу. Даже критически застроенные слушатели признают сходство между голосом на пленке и интонацией голоса Килинга:

«Я живу в этой кровати и мечтаю. Приходите завтра, Клаус!»
«Они живут в этом кадре. Мы хотим на экран…»
«Я хочу надеяться, что ты опять придешь…»
«Приходи на телевидение. Мы придем».
«Килинг с Клаусом. Слышишь, как стучит мое сердце?»
(Отчетливые пульсирующие звуки. Потом странный хор: «Это конец!»)
«Актеры появляются у меня вновь и вновь», рассказывает Клаус Шрайбер. Так, однажды он записал
звучный мужской голос, который довольно самоуверенно объявил:
«Я  генерал дьявола».
И вскоре затем после тяжелого вздоха произнес:
«Довольно сухо здесь!»

Клаус Шрайбер, конечно, сразу подумал, что это Курт Юргенс, менталитету которого записанные высказывания подходят лучше всего. Несколько дней спустя действительно появилась на видеопленке характерная голова актера, каким он выглядел примерно в возрасте 45 лет. Его мундир тоже можно узнать: он принадлежал генералу Гаррасу из фильма «Генерал дьявола».

Контакт с Роми Шнайдер был, однако, более трудным,  сообщает Клаус Шрайбер. Его потусторонние друзья, правда, старались, но он должен был ждать несколько недель, пока его просьба была выполнена.

Зато в это время Шрайбер получил привет от птицы, которую он нашел умирающей от голода и выходил у себя дома: это был ворон Якоб. История Якоба так забавна, что ее нельзя не рассказать. Шрайбер нашел ворона во время прогулки, когда тот был маленьким, беспомощным птенцом. Семье удалось птицу вырастить. Птенца назвали Якоб. Через некоторое время ворон мог выговорить свое имя и прокаркать другие звуки, похожие на человеческую речь. Когда Якоб вырос, Шрайберы отдали его в заповедник, где он вскоре умер. И именно Якоб был на пленке. Женский голос сказал: «Карин с Якобом». И Шрайбер, который уже много необычайного видел и слышал, был немало удивлен, когда птица явно сама откликнулась: «Это я  милый Якоб!»

Наряду с другими голосами однажды Шрайбер все таки услышал слова: «Я  Роми. Я уже здесь. Я иду к вам». Потом опять наступила тишина. Здесь всего несколько записанных и понятных даже для непривычных слушателей высказываний Роми Шнайдер:

«Я узнаю эти дела. Приходи опять. Я недалеко отсюда».
«Добрый день, я приду теперь позже!»
«Сенсационная статья будет у тебя потом!»
«Ты будешь вновь пеплом…»
«Клаус, это Роми. Это прекрасно!»
«Послезавтра я приду с радостью!»
«Я появлюсь у тебя на видео».

Действительно, Шрайбер получил два дня спустя на видеопленке, несомненно, самые впечатляющие портреты умершего человека. Из пучка света формировалась голова актрисы Роми Шнайдер, отчетливо узнаваемая даже самыми большими скептиками. Эти портреты много раз передавались телестанцией RTL PLUS и печатались на первых полосах в нескольких газетах. Широкая общественность, тем не менее, игнорировала паранормальное событие.

Людвиг II на телевидении

13 июня 1886 года в 19 часов на восточном берегу озера Штарнбергер умер король Людвиг II. Ему было 40 лет. В этот день умер также его врач Бернард фон Гудден, в возрасте 62 лет. Вот уже более ста лет вокруг смерти монарха витают легенды. Покончил ли он с собой? Или был убит? Вильгельм Вебкинг, начальник отдела государственной охраны в Баварском территориальном уголовном розыске, реконструировал это дело. Ему разрешили использовать документы из секретного домашнего архива династии Виттельсбахов, и он нашел там записи с места происшествия и свидетельские показания, которые до сих пор считались пропавшими. В своей книге «Смерть короля Баварии Людвига II» он ясно говорит: «Людвиг II был душевнобольным человеком, который убил своего врача фон Гуддена, а потом сам утопился в озере!» Хельга Гуиттон  сотрудница «Радио Люксембург» планировала сделать передачу к годовщине смерти монарха, посвященную его памяти, и провела интервью с Вильгельмом Вебкингом по его выводам. Ей хотелось к тому же поддержать один необычный метод: за несколько недель до этого она поручила ясновидящим и спиритам разгадать тайну смерти короля их способами. Был привлечен и Клаус Шрайбер.

Для этого эксперимента он и использовал разработанную им технику через видеозвук. Седьмого июня в 7.30 раздался голос:

«Те же самые полномочия от меня…»
«…доказательство тому у нас есть…»
«Вы получите в понедельник, 9 июня, по телевидению…»
«Мы придем…»
На вопрос Шрайбера, как же все таки погиб король в тот июньский день 1886 года, мужской голос
отвечает:
«Король Людвиг с…»
«Смерть во время защиты от нападения…»
«…преднамеренно…»
«Удар сзади…»
«…в мыслях…»
«…я ведь не умру…»
«Меня нашли вечером!»
«За Ваш приход большое спасибо!»
«Мертвые уходят опять…»

Приведенные здесь отрывки предложений не дают, конечно, никакого окончательного ответа на поставленный вопрос, как же все таки умер одинокий король и исходят ли эти высказывания от него самого. 9 июня действительно на видеопленке Шранбера появился силуэт, своей позой и лицом напоминающий портреты короля Людвига II при жизни. Свидетельницей этого паранормального эксперимента дома у Клауса Шрайбера в Аахене была в тот день писательница из Ашеффенбурга Хильдегард Шефер.

Неизвестные

Вновь и вновь выплывают на видеопленках Клауса Шрайбера лица людей, происхождение которых остается неизвестным. Умершие ли это, дающие о себе знать из другого мира, или же это живущие люди, которых Шрайбер где нибудь однажды видел и которых после одной мимолетной встречи просто не может вспомнить? Проецирует ли он эти лица на пленку неосознанно с помощью своей психокинетической силы или же это действительно явления из других плоскостей нашего существования?

Никто не может сейчас ответить на эти вопросы. Многие лица можно легко узнать, другие показываются, наоборот, странно застывшими, с расплывчатыми контурами. При возможном опознании личности следует принимать во внимание утверждение Шрайбера, что «мертвые представляют себя в желательном для них жизненном периоде», то есть не обязательно старыми или больными, какими они, вероятно, умерли.

Силуэт в свете

Физик, профессор, доктор Эрнст Зенковски описывает в своей статье новый метод, который Клаус Шрайбер вместе с инженером Мартином Венцелем испытывает на практике и который, видимо, был ему указан его потусторонними друзьями. В баре в его доме вращается шар, состоящий из сотен маленьких зеркал, который, если на него направлен луч света из одной точки, создает световые эффекты, как в дискотеках и варьете.

Этот свет падает в данном случае на полотняный экран в комнате и, как полагает Шрайбер, используется «духами» в качестве носителя энергии. Шрайбер, по его словам, различает на экране умерших в натуральную величину. В настоящее время трудностью для него является фотографическое воспроизведение. Так, он пробовал получить диапозитивы этих видений, которые затем можно было бы воспроизвести через телевизор. «Мы уже смогли на нашем полотняном экране обнаружить много силуэтов в натуральную величину,  говорит Шрайбер.  Но тому, у кого глаз не привычен, будет трудно что либо различить, потому что изображения очень мимолетны!»

Где находится потусторонний мир?

После прочитанного может показаться, что занятия с «потусторонними сферами»  приятное хобби. Но врачи предостерегают от появления навязчивых состояний, нарушений нормального отношения к окружающему миру и психозов, в которые могут погрузиться люди при занятиях с оккультными явлениями. Однако, видимо, такие предостережения точно так же бесполезны, как и понимание того, что алкоголь и сигареты вредны для здоровья. Домохозяйка из города Фирзен в изданной ею самой под псевдонимом Хильдегард Гесберт книге «Проверяйте духов» рассказывает о своих записях на магнитную ленту, которые принесли ей не только положительный опыт. «Контакт с потусторонними существами развивался более интенсивно, чем мне этого хотелось бы»,  пишет она. Вскоре она могла всюду даже без магнитной ленты слышать голоса, которые ее полностью опутали. Что это, реакции больного мозга или одержимость, источник которой нужно искать в других сферах? «От духов, что я вызвал, я никак не освобожусь»  так устами своего «Ученика чародея» говорит Гете, и Хильдегард Гесберт с готовностью подтверждает эту цитату. «Отвратительные, злобные силы угрожали мне, я была запугана голосами и их страшными сообщениями. Я верила, что все голоса имеют божественное происхождение. Но это было моим большим заблуждением»,  рассказывает она. Фрау Гесберт обратилась к психотропным средствам, и сейчас она не может сказать, какой ад хуже: тот, «демонический», или этот, «психиатрический». Лишь стойкая вера в свое душевное здоровье и глубокая медитация с помощью молитвы освободили фрау Гесберт от давления. «Эти глубокие переживания полностью изменили мою жизнь и привели меня к более сознательному ее восприятию»,  пишет она.

Кроме этого, психолог Торвальд Детлефсен в своей книге «Судьба как шанс» пишет: «Одержимость живого человека душами может от легких симптомов привести к душевному заболеванию. Многое указывает на то, что большинство заболеваний, которые классифицируются понятием „шизофрения“, отмечены присутствием связанных с землей душ. В таких случаях надо лечить не пациента, а эти связанные с землей души, что должно привести к отторжению этих душ и тем самым к освобождению пациента!» Детлефсен предостерегает спиритов и исследователей голосов, которые ожидают от своих «собеседников» непременно «божественной мудрости».

«Такие явления означают, что речь идет о связанных с землей душах,  считает Детлефсен, которые, как ни странно это может звучать, свою собственную смерть еще не осознали. Предпосылкой такого „незамечания“ своей смерти является зачастую твердое убеждение, что со смертью наступает всему конец!» Смерть присутствует в жизни, как ядро в орехе. И чем раньше мы сами себе станем ясны через осмысление нашего бытия, через нашу неразделимость с этим миром и через наше собственное универсальное существование, тем легче мы будем воспринимать смерть как окончательный финал. Если же потусторонний мир действительно может существовать, то где он и как же он выглядит? Экспериментаторы, занимающиеся голосами, тоже вновь и вновь ставят этот вопрос и не получают ответа. Мы живем в данный момент в материальном мире. Мир духов не имеет времени и пространства. Но именно время и пространство являются нашими ориентирами на плоскости нашего теперешнего бытия. Ведь из всех тех свидетельств, которые нам до сих пор известны, потусторонний мир есть лишь другая плоскость сознания. Физики толкуют о возможных параллельных мирах на других колебательных плоскостях. В сновидениях или других измененных состояниях сознания мы часто уже во время жизни имеем контакт с этими сферами. Подобные случаи подтверждает также знаменитый психоаналитик Карл Юнг. Особенно чувствительные люди часто принимают в трансе сообщения из этих других плоскостей. Так, например, американская писательница Джейн Робертс в начале 70 х годов почти каждый вечер погружалась в измененное состояние сознания и при этом имела контакт с одним «высокоразвитым духом из высших сфер». Она называла его «Сет».

С тех пор ею написаны несколько книг о Сете с подробными высказываниями о жизни и смерти, о возникновении Вселенной и значении Бога для всего мироздания. Содержание книг сложно и зачастую выходит за пределы знаний традиционной философии и естествознания.

ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ

Комментирует Франц Зусманн, доктор истории:

"Во время моих исследований я вновь и вновь сталкивался с феноменом медиумических способностей и учился распознавать их разнообразие. В настоящее время, когда мы вряд ли можем отказаться от вспомогательных технических средств, появляются даже медиумически одаренные люди, которые эти вспомогательные технические средства применяют при передаче информации. Так возник повсеместно распространившийся феномен коммуникации через голоса на магнитной ленте.

Клаус Шрайбер сделал еще один шаг дальше и исследовал, возможно ли с помощью технической аппаратуры сделать потусторонние существа не только слышимыми, но и видимыми. И это ему удалось. После нескольких месяцев терпеливой подготовительной работы на его долю наконец выпал успех. На экране вырисовался ясно и для непредвзятого зрителя поразительно отчетливо портрет его дочери, которая в 18 лет ушла из жизни и с которой он через магнитофон уже был в постоянном контакте. После этого успешного начала Клаус Шрайбер работает дальше, в результате и другие его родственники становятся видимыми. Первооткрыватель всегда вызывает скептическое отношение своих современников. С Шрайбером то же самое. Как же так? Что то, чего до сих пор не было, вдруг становится реальностью? Этого нормальный человеческий разум не хочет понимать. Но каждому, кто имел дело с проявлением медиумических способностей, это представляется не таким уж необычайным. Изобретатели Никола Тесла и Томас Эдисон оба искали техническую возможность связи с тонкоматериальными мирами. Я ручаюсь за этого человека и желаю ему в дальнейшем много сил и терпения в его исследовательских работах".

ГОЛОСА НА МАГНИТНОЙ ПЛЕНКЕ И ВИДЕОКАДРЫ КЛАУСА ШРАЙБЕРА

Комментирует доктор Эрнст Зенковский, профессор, физик:

"Методы записи имеют одно общее: они являются энергией в замкнутой цепи в неустойчивом состоянии. В таком состоянии структура этой энергии, то есть частота и амплитуда, может быть модифицирована с незначительными затратами дополнительной энергии. Являются ли голоса и изображения «подлинными», то есть действительно проявлениями потусторонних существ? По прошествии более года тщательных наблюдений за этими процессами для меня это является несомненным. Проекция на пленки из сознания Шрайбера, «вовнутрь вслушивание», исключена, ведь довольно часто употребляемые слова, отчетливо услышанные Шрайбером, не принадлежат к его лексике. Хотя он и различает эти слова акустически, но не понимает их смысла. Также другие принимаемые, отчетливо слышимые высказывания не могут быть проекцией, ведь их смысл часто долгое время или вообще остается нераскрытым.

При записи видеокадров возникает в принципе тот же самый феномен. Клаус Шрайбер получает часто очень отчетливые портреты лиц, которые ему незнакомы. Только после появления этих портретов в прессе некоторые лица были опознаны. При магнитофонных и видеозаписях речь идет, с определенной степенью вероятности, об информации из сферы, связанной с «потусторонним миром». Подобная информация в истории человечества приходила к нам разными способами. Почему же в век техники она не может быть передана путем применения технических средств? Что касается способа возникновения изображения, напрашивается предположение, что речь вдет о проекциях из морфогенетического поля. Это является, как обнаруживается всюду при опытах с голосами на магнитной ленте, не чисто технической проблемой. Готовность человека, его искренность и  это отнюдь не самое последнее  его способности медиума были и остаются решающими факторами для контактов «с тем светом». Психическая энергия человека, называемая также силой «Od», явно существенна для всех подобных контактов (Od  по исландски «ощущение, чувство»  название энергии, которая излучается от предметов и людей, словно от магнитов, данное австрийским химиком фон Райхенбахом, 1788 1869). Клаус Шрайбер наделен даром медиума и стремится в соответствии с этим соблюдать высокие этические нормы в своем образе жизни. С тех пор как он работает с голосами и видеоизображениями, его медиумические способности заметно усилились и укрепились. Его доверие Богу, его безупречная духовная позиция и его любовь к своим потусторонним друзьям наверняка препятствовали появлению отрицательных видений. Данная информация может заставить задуматься и побудить к собственным экспериментам".

АНОМАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ КЛАУСА ШРАЙБЕРА

Клаус Шрайбер стал известен благодаря полученным (или же разработанным) и частично опубликованным «паранормальным» видеоизображениям Эти аномальные эффекты можно (также и по их временному развитию) разделить на три группы.

а) голоса на магнитной ленте;
б) теле/видеоизображения;
в) изображения на полотняном экране.

1. Голоса на магнитной ленте. Клаус Шрайбер продемонстрировал экспертам примеры «паранормальных» голосов на магнитной ленте, используемый метод которых в основном осуществлялся также другими экспериментаторами. В устройство входит: широкополосный радиоприемник («психофон»), который, в зависимости от настройки, поставляет речевую смесь; параметрический фильтр (для ослабления некоторых звуковых частот лент); генератор прямоугольных импульсов, первые гармоники которых лежат в  диапазоне сверхдлинных волн («генератор поля»), и магнитофон. Голоса проявляют общеизвестные характерные признаки: короткие, относительно быстро произносимые фразы в «психофоническом стиле». Слабые сигналы «на заднем плане» записей могут быть истолкованы, по крайней мере отчасти, как медиумический процесс, в котором удается также различить довольно длинную информацию.

2. Теле- и видеоизображения. Паранормальные магнитные записи речи давно уже содержали, по утверждению Клауса Шрайбера, неоднократные сообщения о стремлении его «далеких собеседников» показаться по телевидению. После безрезультатных субъективных наблюдений экрана телевизора, настроенного на свободный канал, а позднее используя видео и располагая аппаратуру так, что видеокамера была направлена на пустое кресло, Клаус Шрайбер составил, следуя непосредственно указаниям, содержащимся в записях на магнитных лентах, в своем рабочем полуподвальном помещении следующую комбинацию из аппаратуры. Главными элементами ее являются: черно белый телевизор в качестве монитора; одна (довольно старая) видеокамера; несколько видеомагнитофонов и два усилителя перезаписи. Шрайбер направлял видеокамеру с расстояния нескольких метров немного сбоку и снизу на экран и записывал визуальные и звуковые сигналы. В зависимости от имеющихся средств освещения (дневной свет из окна, люминесцентные лампы на потолке помещения, два ультрафиолетовых излучателя), технических качеств систем обратной связи и многократно варьируемого Шрайбером в течение каждой записи положения видеокамеры (направление оптической оси установлено на телевизор) появляются более или менее быстро изменяющиеся электронно создаваемые, частично периодически вибрирующие модели на экране вместе с отражениями (Шрайбер их назвал «зеркальные отражения») находящихся в помещении источников света и предметов.

Клаус Шрайбер угадывает или распознает (быстрое визуальное восприятие, опыт и навык, медиумические компоненты) группу особых форм или мгновенно проносящиеся изменения как «подозреваемые» в «паранормальном» содержании. После окончания записи, длящейся до трех минут, он рассматривает эту видеозапись на телеэкране (иногда с помощью устройства для замедленного показа движения) и пытается обнаружить интересные места стоп кадром и зафиксировать. Если же речь идет об относительно редких «выскакивающих кадрах», то при их удовлетворительном качестве процесс обработки путем перезаписи оригинала (и, по возможности, сделанных до этого отдельных снимков) на вторую пленку заканчивается. В большинстве случаев более или менее расплывчатые контуры так называемых «создающихся кадров» эти «подозрительно» выглядящие места  так же как и «выскакивающие кадры» прежде всего переписываются на вторую пленку, чтобы их сохранить Затем следует обработка этих кадров или фрагментов путем следующих одна за другой перезаписей или с пленки 1 на экран монитора и повторная съемка видеокамерой для записи на пленку 2, или же перезапись с пленки 1 на пленку 2 с применением специального видеоусилителя. В этом кропотливом и длительном процессе могут из вначале расплывчатых моделей проявиться структуры, которые представляют человеческие очертания (преимущественно лица).

Относительно возможного узнавания лиц можно составить четыре группы.

а) многие умершие родственники Шрайбера (мать, отец, жена, дочь, сын, зять…),
б) некоторые в прошлом известные люди (Килинг, Курт Юргенс, Роми Шнайдер, Король Баварии Людвиг II),
в) несколько молодых людей, которые после смерти состояли или состоят в словесном контакте с их родственниками;
г) несколько неизвестных.

Сходство записей Шрайбера с фотографиями когда то живших людей  в том числе тех, которых он лично не знал и фотографии которых ему до его записей не показывали (которые вначале должны были квалифицироваться как «неизвестные»)  признается в столь многочисленных случаях, что даже принимая во внимание неизбежные пределы отклонении для критически настроенных наблюдателей, гипотезу случайности можно исключить. В присутствии экспертов Клаус Шрайбер предпринял попытку приема, во время которой все присутствующие различили в правом верхнем квадрате экрана в течение короткого времени одно лицо.

3. Силуэты на проекционном экране. По мере накопления опыта получения «паранормальных» изображений Шрайбер занялся разработкой метода получения изображений без первичного применения видеоаппаратуры. Первый шаг здесь заключается в том, что в затемненном помещении один (или два) пучка световых лучей направляются на один (или два) зеркальных шара, подвешенных под потолком помещения, которые медленно вращаются или раскачиваются по вертикальной оси (электропривод, вращения или незначительные изменения положения угла и опрокидывание рукой). Свет отражается от этих зеркалец (влияют также и их грани) и частично прямо, частично косвенно  от находящейся на потолке комнаты алюминиевой фольги  наблюдается на вертикально установленном на расстоянии нескольких метров от шара небольшом проекционном экране. Наряду с этими, прямо отраженными светлыми движущимися световыми пятнами, образуются более слабые, со множеством оттенков, изменяющиеся от светлого до темного очертания, которые обладают отдаленным сходством с грубо сформированными интерференцированными фигурами. Клаус Шрайбер наблюдал во время первого такого опыта одно оптическое явление, часть которого он воспринимает как лицо своей дочери Карин. Серия фотоснимков этого феномена, проведенная инженером Венцелем, дала один диапозитив, рассматривая который на обычном проекторе можно разглядеть после непродолжительного «привыкания» это лицо. После демонстрации и объяснения данного метода Шрайбер проецировал этот диапозитив и одновременно воспроизвел его через видеосистему. Вероятно, в результате измененных коэффициентов контрастности на телеэкране появилось это лицо, в субъективном восприятии более отчетливо узнаваемое, чем на проекционном экране.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Чтобы предотвратить неизбежные, крайне досадные «недоразумения», в заключение следует привести цитату из неоднократно переиздававшейся книги Олхавера «Мертвые живут», впервые вышедшей в 1916 году: «Можно возражать, что мои испытания не удовлетворяют научным воззрениям. Я хочу с этим согласиться. В мои намерения не входило поучать других посредством моих исследований, напротив, я хотел всего лишь убедить самого себя, и я этого достиг. Но я, думаю, обязан сказать, что эти мною проделанные исследования вполне отвечают практическим требованиям». К этому, пожалуй, мне нечего добавить!